часы  

Пирогов Николай Иванович

Пирогов Николай Иванович -  русский хирург и анатом, естествоиспытатель и педагогПирогов Николай Иванович (1810–1881), русский хирург, основоположник военно-полевой хирургии и анатомо-экспериментального направления в хирургии, член-корреспондент Петербургской академии наук (1847). Участник Севастопольской обороны (1854–1855), Франко-прусской (1870–1871) и Русско-турецкой (1877–1878) войн. Впервые произвел операцию под наркозом на поле боя. Кроме этого, ввел неподвижную гипсовую повязку и разработал методику ряда важных хирургических операций. Применил новые методы анатомических исследований. Основал в Петербурге анатомический институт, а при нем музей. Им написаны многие тома научных работ в области медицины, среди которых и «Топографическая анатомия», получившая мировое признание. Пирогова называли «отцом русской хирургии». Он был также выдающимся общественным деятелем. Вел последовательную борьбу с сословными предрассудками в области образования, выступал за автономию университетов и всеобщее начальное образование. Кроме всего этого, он был человеком великого мужества, не менее великого самопожертвования и высочайшей скромности.

Даже из этой краткой характеристики очевидно, насколько разносторонней и вместе с тем цельной личностью был Николай Иванович. Он не мог вести врачебную деятельность, не будучи одновременно педагогом, организатором, мыслителем.


Сначала делать людей, а уже из них — специалистов

Всем знаком главный педагогический постулат Пирогова: сначала делать людей, а уже из них — специалистов. Он продиктован жизненным опытом самого Николая Ивановича. Николай был младшим сыном в многодетной семье казначея в провиантском управлении Ивана Михеича Пирогова. Воспитание в отцовском доме, любовь и внимание родных, забота и сказки нянюшки и служанки, хороший выбор первых учителей позволили развить природные способности юноши, сострадательность и человечность. Николай Иванович с детства был патриотом своей родины, однако при этом его независимый и правдолюбивый характер не позволяли ему быть беспрекословным подданным, готовым смириться ради карьеры с несправедливыми законами и порядками.

Когда Николаю было 14 лет, отец разорился, и юноша был вынужден оставить учебу в пансионе. Друг и врач семьи, известный анатом и физиолог профессор Ефрем Осипович Мухин, посоветовал ему поступать в Московский университет. Приписав себе 2 года, Николай успешно выдержал экзамены и посвятил себя изучению медицины, которой интересовался с детства. Нелегкие годы студенчества, полные лишений, безденежья, сформировали в нем сочувствие к тем талантливым юношам, выходцам из бедных социальных слоев, которые не имели возможности обучаться любимой профессии.

Впоследствии Пирогов активно выступал за устранение любых ограничений в доступе к образованию — сословных, половых, национальных. Кроме того, он утверждал, что историю и иностранные языки должны изучать студенты всех специальностей. Ценил творческий подход к обучению, считая программу и учебник не догмой, а ориентиром. Студенты должны размышлять, а не запоминать. Это правило целиком подтверждается его личным примером. Так, осваивать применение эфирного наркоза, наложение гипсовых повязок и т.д. ему приходилось не в стенах университетской клиники, а в боевой обстановке Крымской войны, где в течение суток приходилось ампутировать «слишком 300 раненых». Без смелости и умения самостоятельно и быстро принимать решения это было бы невозможно.

 


Врач и гражданин

По окончании медицинского факультета Московского университета Николай был направлен в так называемый профессорский институт при Дерптском университете. Сегодня этот способ подготовки называется аспирантурой. Впервые такая подготовка профессоров для российских университетов была начата в Дерптском университете в 1822 г. Наряду с природными данными Н.И. Пирогову помогли стать тем, кем он стал и в педагогике, и в хирургии, нестандартное окружение и обстановка, сложившаяся в те годы в Дерпте.

Непосредственным руководителем молодого Пирогова был профессор Иван Филиппович Мойер (1786–1858), женатый на племяннице В.А. Жуковского. В доме Мойеров постоянно бывали такие люди, как В.А. Жуковский, врачи-труэнты Фридрих Фельман (1798–1850) и Фридрих Крейцвальд (1803–1882) — основоположники Эстонского литературного общества и создатели «Калевипоэга», врач-писатель Карл Карлович Зейдлиц (1798–1885), поэт Николай Михайлович Языков, Алексей Николаевич Вульф — близкий друг А.С. Пушкина и брат А.П. Керн, писатель В.А. Сологуб, врач-труэнт Владимир Иванович Даль (1801–1872) — писатель и лексиколог, и другие столь же выдающиеся личности. Сама обстановка дерптского салона профессора И.Ф. Мойера давала Пирогову возможность становиться не только хирургом-профессионалом, но и интеллигентным человеком, хотя такого термина в его современном значении в те времена еще не существовало, научила широко мыслить в государственных масштабах.

Среди особых медицинских заслуг Пирогова следует упомянуть обоснование им примата профилактики над лечением. Будучи убежденным в том, что медицина сама по себе не в состоянии снизить заболеваемость и смертность населения, он провозгласил принцип: «будущее принадлежит медицине предохранительной». Более того, Пирогов утверждал, что необходимы широкие государственные мероприятия административного характера, с помощью которых только и можно добиться истинного оздоровления населения и которые сделают усилия медицины более эффективными.

Тем не менее официальные хирургические должности профессор Н.И. Пирогов занимал лишь до 46-летнего возраста: с 1856 г. он назначается попечителем Одесского учебного округа, а по циркулировавшим в педагогических кругах слухам, должен был вскоре стать даже министром просвещения. Однако всего через 2 года его переводят на такую же должность в Киев, а в 1861 г. император не без удовольствия согласился удовлетворить просьбу Н.И. Пирогова об отставке, хотя тому было чуть больше 50 лет.

Правда, Пирогов позднее привлекался в качестве инспектора — наставника российской молодежи, направляемой для учебы за границу. Среди его подопечных были молодые люди, ставшие впоследствии замечательными реформаторами различных сфер деятельности. Среди них Ф.Ф. Фортунатов — будущий академик, создатель современной грамматики русского языка, Н.О. Ковалевский — известный физиолог, ректор Казанского университета, А.А. Вериго — знаменитый впоследствии химик, А.Н. Веселовский — филолог и историк литературы, Н.С. Таганцев — выдающийся юрист и многие другие. Впоследствии они писали в своих воспоминаниях, что Н.И. Пирогов, недосягаемый для них авторитет, находившийся ранее на высоких академических и административных постах, был не просто их заинтересованным наставником-контролером, но и другом, советчиком и истинным воспитателем.

Однако со всех своих высоких административных педагогических постов Н.И. Пирогов был уволен. Что произошло?

Сам Николай Иванович пишет в письме своему другу (тоже врачу-труэнту) И.В. Бертенсону о нанесенных ему чиновниками обидах, которые он никогда не терпел.


Педагогические идеи Н.И. Пирогова
Эти идеи разбросаны во многих статьях Пирогова, которые можно подразделить на несколько блоков — общепедагогические, статьи о высшей школе, публицистические и другие. Идеи, новые и для того, и для нашего времени, содержатся и в изданных циркулярах Н.И. Пирогова по Одесскому и Киевскому учебным округам, а также в сочинениях Н.И. Пирогова, содержащих его многочисленные письма и речи. Особенно много педагогических идей Пирогова можно увидеть в «Вопросах жизни», имеющих подзаголовок «Дневник старого врача», который предваряется уведомлением автора, что дневник писан исключительно для самого себя, но не без задней мысли, что, может быть, когда-нибудь его прочтет и кто-то другой.


Одна из важных педагогических идей Н.И. Пирогова — дать свободный доступ в университеты всей молодежи из податных, т.е. бедных, сословий без экзаменов, чтобы в последующем отобрать способных и отсеять нерадивых и непригодных. Эта идея сразу же была отвергнута, причем император Александр II сказал, что если следовать идее Пирогова, то в России будет столько же университетов, сколько и кабаков.

Следует отметить еще одну важную педагогическую идею Пирогова, стремившегося к просвещению всего народа, — открытие воскресных школ для взрослых. Идея казалась подозрительной и даже опасной многим государственным чиновникам, но тем не менее Н.И. Пирогов не только обосновал эту идею необходимостью вовлечения рабочих в образование, но и открыл первую российскую воскресную школу в Киеве в 1859 г. Он пишет об этом в специальной статье «О воскресных школах».

Мало кто обратил внимание, что Н.И. Пирогов в одном из циркуляров по Киевскому учебному округу — «О врачах-педагогах» — поднимает вопрос о значении медицинского труэнтизма (разумеется, без подобного термина, который появится только в 1936 г.). Рассуждая о большом педагогическом значении врача в гимназии, Н.И. Пирогов указывает, что врач «мог бы в одно и то же время быть с пользою и надзирателем за нравственною стороною учащихся, и преподавателем энциклопедии медицинских наук в высших классах, и врачом гимназической больницы».

О достоинстве учащихся Пирогов много размышляет в нескольких статьях, посвященных проблеме наказаний. Его кредо — воспитать достоинство в учащихся даже в ущерб несовершившемуся возмездию.

Не меньшее значение для Пирогова имеет и достоинство преподавателя. В статье «О достоинстве профессора» Н.И. Пирогов отмечает, что если его взгляды расходятся со взглядами руководства, то он оставляет службу, поскольку «этого требует мой взгляд на собственное достоинство, которым я привык дорожить».

Основу жизни должен составлять творческий подход к ней, сомнения и вопросы, задаваемые самому себе и другим. Пирогов заявляет, что вопросы не задают себе только два типа людей: «Во-первых, те, которые получили от природы жалкую привилегию на идиотизм. Во-вторых, те, которые, подобно планетам, получив однажды толчок, двигаются по силе инерции в данном им направлении».

Сторонник всеобщего равноправия — национального, полового, социального, Н.И. Пирогов вместе с тем был яростным противником любых революционных преобразований. Человек широкого мышления, он понимал, что все революции, какими бы высокими идеями их ни обосновывали, несут народу куда больше бед и горя, чем ожидаемых благ, пропагандируемых революционными крикунами. Он был сторонником конституционной монархии и считал, что крестьян необходимо наделить землей, чтобы уберечь их от вовлечения в революционные выступления.

Возвращаясь к вопросу о том, что произошло и почему Пирогов был отстранен от педагогической деятельности, ответим на него словами самого Н.И. Пирогова, сказанными им при прощании с киевлянами, когда он, попечитель Киевского учебного округа, покидал свой высокий пост и сравнивал себя с пахарем на ниве просвещения: «Я засевал мое поле поздней весною, едва оттаявшее от лучей вешнего солнца; на нем была еще ледяная кора; в нем была закопавшаяся саранча; труд не был свободный и прибыльный для обеих сторон... В моих глазах попечитель есть не столько начальник, сколько миссионер. Он должен не приказывать, а убеждать... Таков мой взгляд. Он не мог не казаться странным и даже, может быть, опасным... Следуя моему взгляду, мне нужно было действовать и на учащуюся молодежь, и на самих наставников...».

А.И. Герцен в своем «Колоколе» назвал отставку Н.И. Пирогова с поста попечителя Киевского учебного округа «одним из мерзейших дел Александра II, увольняющего человека, которым Россия гордится».